Официальная версия сайта "Книжного Клуба Книговек"
 
Бесплатная доставка по всей России
 
Гарантия лучшей цены
 
Оплата наличными или банковским переводом
По сериям
По жанрам

Нагибин Ю. Собрание сочинений. В 7 томах

Новинка
Хит
5 200
ф
В корзину
Лот: 224925
Год издания: 2020
Формат: 125 х 200; переплет, офсетная бумага
Кол-во томов: 7
Описание:

Т. 1. Из книги «Чистые пруды»; Книга детства: сборник рассказов; Рассказы  и повести. - 544 с.
Т. 2. Рассказы и повести. - 560 с.
Т. 3. Рассказы и повести. - 592 с.
Т. 4. Биографические повести о музыкантах; Исторические повести. - 608 с.
Т. 5. Биографические рассказы и повести о писателях; Статьи и очерки о писателях. - 576 с.
Т. 6. Рассказы и повести. - 560 с.

Т. 7. Встань и иди; Дафнис и Хлоя эпохи культа личности, волюнтаризма и застоя; Моя золотая теща; Тьма в конце туннеля. - 592 с.

Когда говорят о Нагибине, то обычно в первую очередь отмечают
его блестящий талант прозаика. И действительно, читать его рассказы
и повести — одно удовольствие. Четкое изложение мыслей, уместные
украшения повествования, ритм фраз увлекают читателя, но не отвле-
кают от сюжета произведения, не скрывают идеи. Добавьте к этому
отлично выписанных персонажей, сцены, диалоги и получите почти
идеальную форму художественной литературы, вполне достойную слу-
жить образцом писательского мастерства.
О чем писал Нагибин? На этот вопрос могут ответить многие, но,
отвечая, наверняка упустят значительные грани нагибинской прозы.
Первое, что звучит в ответ: «Ну как же, “Чистые пруды”!» Эти сильные и
в то же время трогательные рассказы из предвоенного детства и юно-
сти писателя, наполненные столь понятными ситуациями человеческого
взросления, цепляют читателя сознанием грядущей войны, на которой
погибнут эти мальчишки и девчонки, оставив своим немногим вернув-
шимся друзьям и одноклассникам воспоминания о чем-то невысказан-
ном, несделанном, неисправленном. Вспоминают «Председателя» —
книгу, по которой был снят знаменитый фильм с Михаилом Ульяновым
и Нонной Мордюковой, ставший своего рода прорывом в теме села в
кинематографе: на экране показывали почти настоящую жизнь после-
военной деревни — и это после «Кубанских казаков» и т. п. А есть и
другие «деревенские» рассказы, военные рассказы, рассказы об охоте,
историко-биографические повести — почти за пятьдесят лет творчества
Нагибин никогда не выпадал, как сейчас принято говорить, из мейнстри-
ма отечественного литературного процесса.
«Мои рассказы и повести – это и есть моя настоящая автобиогра-
фия», – говорил Юрий Маркович. Такова знаменитая повесть-испо-
ведь «Встань и иди», посвященная отчиму писателя Марку Левенталю,
которого долгие годы он считал своим отцом, не зная ничего о родном
отце – белогвардейце, аристократе Кирилле Нагибине, расстрелянном
в 1920 году. Написав эту искреннюю повесть «изболевшимся сердцем
и душой», Юрий Маркович спрятал ее, зарыв в жестяной коробке в
лесу за дачным домом. А затем на протяжении тридцати лет доставал,
перепечатывал и снова прятал, пока не пришли иные времена. Когда
книга, наконец, была опубликована, она произвела эффект разорвав-
шейся бомбы.
Перестройка, гласность, а затем и развал Союза явили читателям
другого Нагибина. Его последние повести, включенные в 7-й том насто-
ящего собрания сочинений, настолько резко диссонируют с прежним
творчеством советского писателя, что, если бы не узнаваемый стиль,
можно было бы решить, что они написаны другим человеком.
«Талант находит кратчайший путь от переживания и мысли к сло-
вам. Но вся дивная работа таланта обесценивается, если нет настоящих
слов, если писатель лишен языка», – отмечал Юрий Нагибин. Именно
такие слова он и искал всю свою жизнь.