Официальная версия сайта "Книжного Клуба Книговек"
 
Бесплатная доставка по всей России
 
Гарантия лучшей цены
 
Оплата наличными или банковским переводом
По сериям
По жанрам

Валишевский К. Александр I: В 2 книгах

1 800
ф
В корзину
Лот: 130882
Формат: 200х290: переплет
Кол-во томов: 2
Описание:

«Александр I» – последний труд Казимира
Валишевского (1849–1935) — польского исто-
рика, писавшего на французском языке, хоро-
шо известного своими биографиями русских
правителей XVII—XVIII веков.
Книга об Александре I подводит итог
более чем тридцатилетних занятий автора
историей России. В фундаментальном труде
Валишевский рассматривает культурную,
религиозную, военную и политическую исто-
рию Российской империи в первой четверти
XIX столетия и личность ее монарха — правите-
ля, так и оставшегося загадкой для своих со -
временников, человека, жизнь которого полна
противоречий, а смерть окружена легендой.

К столетию со дня смерти русского императораАлександра I в Париже вышло в свет первое издание книгиКазимира Валишевского «Александр I. История царство-вания», естественно, на французском языке. И вот, спустявосемьдесят семь лет, книга стала доступна и русскоязыч-ному читателю. Издание продолжает знаменитое собраниесочинений К. Валишевского, выходившее в Книжном клубе«Книговек».Строго говоря, Казимир Валишевский скорее беллетрист, чем исто-рик. Его труды стали известны в России на волне «перестройки», когдав обществе возрос интерес к истории. Хлынувшая на книжный рыноксомнительная литература была той грудой песка, в которой встреча-лись золотые частицы правды. Прежде всего, стало возможным откры-то интересоваться дореволюционной Россией. Легко себе представить,как подавалось в советских школах восстание декабристов. Бледныетени царственных братьев – Александра и Николая – на фоне «звездыпленительного счастья». Однако Россия начала XIX века была, преждевсего, империей, — страной одного человека, получившего трон закон-ным путем по наследству от отца, дедов и прадедов.Александр I имел «ангельскую» внешность и лисий нрав, окружалсебя верными людьми и, вероятно, искренне недоумевал поначалу, поче-му проваливаются его уступки народу в виде конституции и облегчениякрепостного права. А потом, отягощенный неудачным браком, раз-вращенный европейским чествованием, награжденный титуломПобедителя, замкнулся и утратил монарший дух. А может ивовсе никогда его не имел. Недаром, узнав о намерениибабушки передать престол ему в обход отца, публичнозаявил о своей честности. Интересную деталь подме-чает Валишевский: Александр вел двойную жизнь.В Царском Селе он впитывал западное свободомыс-лие, прежде всего французское, от своей венценоснойбабки и осуждал идеи отца, в Гатчине, же наоборот,демонстрировал верность отцовским идеалам и пре-давался вместе с ним скупым солдатским забавам.Со временем характер Павла возьмет верх, а двойныестандарты будут определять всю жизнь Александра.«Все, что чрезмерно, то нехорошо» — вольный пере-вод старинной польской поговорки. Всегда Александрубудет скучно, все будет казаться нехорошим: и опосты-левшая жена, временное сближение с которой только отя-готит его одиночество, и неискренность придворных, и всяэта послевоенная дипломатия. Многолетняя связь с МариейНарышкиной, которой придавалась значимость второй семьи, ита, в конце концов, кончится. Но если где и был Александр счастлив, тов ее доме. Там он мог быть самим собой, хотя едва ли он осознавал всюважность этого. Актерство, пишет Валишевский, было у него в крови.Труды Казимира Валишевского («Александр I. История царствова-ния» — его последняя работа) были неудобны царской власти, так какАлександр I:дитя эпохидворцовыхпереворотовисторик имел доступ к европейским архивам и зачастую сведения,обнаруживаемые им, оказывались неприглядными и вредными длясознания русского народа. За это он имел репутацию «рома-ниста», который основывается в своих трудах чуть ли нена сплетнях. Особенно ругали его русские цензоры запристрастие к описанию интимной жизни монархов.В Польше же историка понятным образом не любилиза то, что свой научный интерес он посвятил России,считали его взгляд необъективным.Но вернемся к Александру. Время его братаНиколая еще не наступило, но фундамент егореформ уже был заложен. Все более ценилисьимператором люди верные, неглупые, но до мозгакостей консервативные, готовые, во что бы то нистало, сохранять существующие порядки. Всеближе декабрь 1825 года, Сенатская площадь,которую Александр так и не увидел наводненнойтеми людьми, кто естественным образом отреаги-ровал на его юношеские начинания. Да, для импе-ратора-«освободителя» это было естественно, именнопотому он никак не преследовал членов первых дека-бристских организаций.Казимир Валишевский описывает этого венценосца кактемную, неоднозначную фигуру, под стать ушедшей эпохе дворцовыхпереворотов. Ему не хватило воли завершить начатые преобразования,и он отступил к «реакции», которую поддержал и завершил его брат —император Николай I.

Кн. 1. — 520 с.: ил.

Кн. 2. — 560 с.: ил