Официальная версия сайта "Книжного Клуба Книговек"
 
Бесплатная доставка по всей России
 
Гарантия лучшей цены
 
Оплата наличными или банковским переводом
По сериям
По жанрам

В. Гиляровский МОИ СКИТАНИЯ (Литературные памятники русского быта)

Готовится к печати
675
ф
540
ф
В корзину
Лот: 5-235112
Страниц: 688 с.
Формат: 125 х 200; переплет, офсетная бумага
Описание:

«Есть люди, – писал Константин Паустовский, – без которых не
может существовать литература, хотя они сами пишут немного, а то и
совсем не пишут. Это люди – своего рода бродильные дрожжи, искри-
стый винный сок. Неважно – много ли они или мало написали. Важно,
что они жили и вокруг них кипела литературная жизнь своего времени,
а вся современная им история, вся жизнь страны преломлялась в их
деятельности. Важно то, что они определяли собой свое время. Таким
был Владимир Алексеевич Гиляровский – поэт, писатель, знаток России
и Москвы, человек большого сердца – чистейший образец талантли-
вого нашего народа».
Без Гиляровского трудно себе представить литературу конца XIX –
начала XX века: нет практически ни одной книги воспоминаний о литера-
турной жизни той поры, в которой имя «дяди Гиляя» не было бы упомянуто
с любовью. «Милый дядя Гиляй!» – в этих словах Антона Чехова выражена
искренняя любовь современников к Гиляровскому. Общительный и
веселый, полный сил и неукротимой энергии, он и других заставлял
гореть, увлекаться тем, что увлекало его. «С тобой и умирать некогда», –
говорил ему Чехов. Невероятное обаяние Гиляровского привлекало к
нему ярчайших людей своего времени. Он был душой многих собра-
ний и встреч, а двери его дома всегда были гостеприимно открыты:
Репин, Левитан, Куприн, Бунин, Шаляпин, Лев Толстой, Алексей Толстой,
Горький, Успенский, Мамин-Сибиряк, Брюсов, Маяковский и Есенин и
многие-многие другие часто бывали у него в гостях.
Гиляровский, по словам его друга писателя Николая Телешова,
в одно и то же время охотно дружил «с художниками, знаменитыми
и начинающими, писателями и актерами, пожарными, беговыми
наездниками, жокеями и клоунами из цирка, европейскими
знаменитостями и пропойцами Хитрова рынка, «бывшими людьми».
Воспоминания
«дяди Гиляя»
У него не было просто «знакомых», у него были только «приятели».
Всегда и со всеми он был на «ты». <…> Не зная усталости, он вечно
куда-нибудь спешил, на ходу расточая экспромты, остроумные шутки,
тут же весело похлопывал по серебряной табакерке, с которой
никогда не расставался, предлагая всем окружающим, знакомым и не
знакомым, понюхать какого-то особенного табаку в небывалой смеси,
известной только ему одному».
«Гиляровский был знаком решительно со всеми предержащими
властями, все его знали, и всех знал он; не было такого места, куда
бы он не сунул своего носа, и он держал себя запанибрата со всеми,
начиная с графов и князей и кончая последним дворником и городовым.
Он всюду имел пропуск, бывал там, где не могли бывать другие, во
всех театрах был своим человеком, не платил за проезд по железной
дороге и так далее. Он был принят и в чопорном Английском клубе, и
в самых отвратительных трущобах Хитрова рынка. Когда воры украли
у меня шубу, то я прежде всего обратился к нему, и он поводил меня
по таким местам, где могли жить разве только одни душегубы и раз-
бойники», – вспоминал Михаил Чехов.
Гиляровский дорог литературе как яркий бытописатель старой
Москвы, одинаково хорошо знавший жизнь дворцов и трущоб. В авто-
биографическую «повесть бродяжной жизни» – «Мои скитания» – писа-
тель вложил самого себя, рассказав о человеке, много повидавшем на
своем веку, ведь уже к тридцати годам он успел побывать и бурлаком,
и крючником, и рабочим, и табунщиком, и солдатом, и актером, и
«королем репортажа». Активный свидетель событий своего времени,
Гиляровский не ограничивается простым повествованием о себе: он
много рассказывает о своих современниках – о «людях театра» и «тру-
щобных людях», о москвичах и провинциалах, о своих многочисленных
друзьях и знакомых. У каждого из них своя судьба, и узнать о ней
невероятно интересно.