Официальная версия сайта "Книжного Клуба Книговек"
 
Бесплатная доставка по всей России
 
Гарантия лучшей цены
 
Оплата наличными или банковским переводом
По сериям
По жанрам

Свешников Н. Воспоминания пропащего человека

310
ф
В корзину
Лот: 171472
Страниц: 336
Формат: 125х200; переплет
Бумага: офсетная
Описание:

В культуре всегда царит определенная иерархия. Так, в русском обществе первой половины XIX века был высок престиж дворянской культуры, а в конце века – интеллигенции. Кроме того, интерес и уважение всегда вызывали крестьянские традиции как истинно народные. А вот культура городских низов (мелких чиновников, мещан, слуг и др.) либо не замечалась обществом, либо вызывала крайне негативное отношение, считаясь пошлой, ущербной, грязной. Поэтому о быте и нравах простонародья осталось очень мало мемуарных свидетельств. Книга Николая Ивановича Свешникова «Воспоминания пропащего человека» – из их числа.

Глубоко своеобразен и в то же время типичен автор этой книги, много повидавший и испытавший на своем веку. Сын обедневшего угличского мещанина, подростком он был вынужден отправиться в Петербург служить «мальчиком». Столичная жизнь сразу захватила его, причем с «изнаночной стороны». Скудность бытия, бесконечные лишения, жестокие хозяева, пьянство и разврат, воровство… Однако посчастливилось Свешникову за это время побывать и в кругах образованных лиц, познакомиться с передовой литературой. Среди его многочисленных занятий можно отметить торговлю книгами, в результате которой он познакомился со многими современными писателями:
Н. С. Лесковым, А. П. Чеховым, Г. И. Успенским. Именно при их содейс­­твии Свешников сумел впоследствии издать свои мемуары «Воспоминания пропащего человека». Вот что писал Н. С. Лесков: «Мой придворный поставщик редких книг, букинист Николай Иванович Свешников, два года тому назад запил, просрочил паспорт, пропал из вида и, наконец, на сих днях возвратился и предстал полунагой с рукописью о претерпенных им злоключениях… Рукопись, разумеется, неискусная, но с содержанием очень жизненным… Да его и не может составить никто иной, кроме мужика, который сам все там изложенное видел и претерпел на своей шкуре».

(Литературные памятники русского быта)