Официальная версия сайта "Книжного Клуба Книговек"
 
Бесплатная доставка по всей России
 
Гарантия лучшей цены
 
Оплата наличными или банковским переводом
По сериям
По жанрам

Раевский Н. А. Портреты заговорили

372
ф
В корзину
Лот: 176873
Страниц: 448
Формат: 125х200; переплет
Бумага: офсетная
Описание:

«Я болею Пушкиным»

Среди многочисленных пушкинистов особое место принадлежит Николаю Алексеевичу Раевскому. Выпущенная в 1974 году стотысячным тиражом его книга «Портреты заговорили» разошлась в одно мгновение и, став бестселлером, многие годы считалась рекордсменом по читательскому спросу.

Кажется, что отделить Раевского от Пушкина невозможно. Прожив 94 года, он 70 из них (особенно продуктивно уже в преклонном возрасте) занимался исследованием биографии поэта. Офицер царской армии, в 20-е годы ХХ века Николай Алексеевич эмигрировал за границу и много лет жил в Чехословакии. Стал доктором естественных наук Карлова университета в Праге, его диссертация была признана выдающейся, но… «Внутри зреет решение все бросить и отдаться постигшей меня страсти, – говорил Раевский. – Что и говорить, симптомы тяжелого заболевания налицо, и название ему – Пушкин!»
Это «заболевание» настигло писателя, когда ему в руки попал двухтомник пушкинских писем. Николай Алексеевич буквально стал бредить ими и понял, что ничего не остается, как заняться пушкинистикой всерьез. «Я убедился, – рассказывал он, – что перестал быть биологом и почувствовал себя свободным». Судьба шла ему навстречу. Вот как описывает тот счастливый случай, побудивший к созданию книги «Портреты заговорили», сам Раевский: «В 1933 году в лесах под Прагой был необычайный урожай белых грибов. Казалось бы, что между грибами и материалами, относящимися к Пушкину, связи нет никакой, но на этот раз она оказалась налицо. В один светлый, горячий июльский день я собирал белые грибы в дубовом лесу близ памятной для меня по многим причинам деревни Вшеноры. Рядом со мной прилежно нагибалась и осторожно извлекала из травы крепкие упругие грибки старая дама, внучка одного из братьев Натальи Николаевны Пушкиной. <…> Дама не раз рассказывала мне о гончаровском имении Полотняный Завод, где она выросла. На этот раз она приветливо, но хитро улыбнулась и спросила: «Николай Алексеевич, а вы знаете, что в Словакии живет дочь Александры Николаевны Гончаровой, герцогиня Лейхтенбергская? Я на днях получила от нее письмо...» Я старался казаться спокойным, но на самом деле был очень взволнован. Родная дочь любимой свояченицы Пушкина Ази Гончаровой, племянница Натальи Николаевны, живет здесь, в Чехословакии, и никто об этом не знает!» Счастью писателя не было предела. Это было невероятно! Он нащупал то, о чем ни один пушкиновед даже и не подозревал.
Разумеется, Раевский сразу решил, что ему необходимо побывать в этом замке, однако, так как знакомая наотрез отказалась сообщить о его местонахождении, писателю пришлось начать поиски самому. На распутывание весьма сложного к тому времени генеалогического древа Гончаровых и установление географии замка ушло более пяти лет! И лишь в апреле 1938 года Раевский выяснил, что находится он в Бродянах. Его пожилая хозяйка к тому времени умерла, что крайне огорчило писателя, ведь он так торопился с ней повидаться, но он сделал все, чтобы попасть к ее наследникам. Каким же бесценным хранилищем оказалось это старинное, ампирного стиля строение! Альбомы с карандашными и акварельными портретами людей пушкинского окружения, живописные изображения и фотографии, памятные редкости вроде золотого кольца Ази Гончаровой или цепочки от креста, переданной ей умирающим Пушкиным. Раевский оказался единственным, кто побывал в этом месте, когда там еще сохранились историческая обстановка и документальные свидетельства пушкинских времен – через год в Европе началась война, и замок был разграблен... А все, что он увидел и услышал за неполных два дня пребывания там, дало толчок к дальнейшим изысканиям в фамильных архивах.
Никогда еще книги о Пушкине не были так интересны, просты и захватывающи. Раевский не просто чувствовал всех героев своего повествования, он буквально жил ими! «Я болею Пушкиным без малого 70 лет, и у меня, естественно, сложился свой образ поэта, – писал автор. – Когда в моем уме и сердце вспыхивает его имя, я вижу не мощного духовного исполина, а живого, радостного, порой скорбящего, дорогого и близкого мне человека. Это свое ощущение близости с Пушкиным я и старался передать читателям моих книг».
Может, именно поэтому такими реальными и ощутимыми предстают перед  нами сам Александр Сергеевич и Натали со всем семейством Гончаровых, дочь фельдмаршала Кутузова, она же друг поэта Елизавета Михайловна Хитрово, князь Вяземский с княгиней Верой Федоровной, Жуковский, Тургенев, Дарья Федоровна Тизенгаузен, в замужестве графиня Фикельмон, возможно, послужившая Пушкину прототипом Татьяны, и многие другие.
Книга моментально стала необыкновенно популярной. Блестящая манера повествования, прекрасное знание реалий дворянской культуры – все это обеспечило уважение ведущих историков литературы и пушкинистов и любовь читателей. Мы искренне надеемся, что данный труд Николая Алексеевича Раевского придется по душе и вам.
Светлана Зубцова