Официальная версия сайта "Книжного Клуба Книговек"
 
Бесплатная доставка по всей России
 
Гарантия лучшей цены
 
Оплата наличными или банковским переводом
По сериям
По жанрам

Криштоф Е. Для сердца нужно верить

240
ф
В корзину
Лот: 085359
Год издания: 2010
Страниц: 480
Формат: 125х200; переплет
Описание:

«Для сердца нужно верить» — это пушкинское открове-ние стало названием и лейтмотивом романа, посвященногоАлександру Сергеевичу. Перед вами книга-повествование,книга-описание, книга-размышление, вольная импровизация,художественный эксперимент — погружение в XIX век, во време-на и нравы того времени, шаг назад и внутрь — в блистательныйсамодержавный Петербург, кружащий балами, звенящий сти-хами, шуршащий доносами, шепчущийся по парадным залами глухим подворотням, Петербург «дней Александровых пре-красного начала» и Петербург николаевской реакции.Повествование «Для сердца нужно верить» не жизнеописаниев классическом его понимании и не хроника происшествий. Здесь нетзадокументированного и запротоколированного хода событий, сухо-го изложения фактов, автор не делает сенсационных заявлений — онлюбовно и бережно, через жесты, взгляды, оброненные фразы рисуетэпоху, картину жизни и нравов, передает атмосферу, царившую в тойсреде, в которой жил и творил великий русский поэт.Хронологическая последовательность выдержана в книге не слиш-ком строго: через кажущуюся временную разорванность, мозаику, сме-щение, прорастание друг в друга временных пластов полнее и четчеощущается дыхание эпохи.Со страниц книги на нас смотрит разный Пушкин. АлександрСергеевич лицейских времен — юный, безудержный, веселый, мастерзвонких эпиграмм и сумасбродных выходок, преданный друг, ненавист-ный насмешник, беспокойный воспитанник. Сквозь этот образ просту-пает другой — образ человека взрослеющего, страдающего, уязвимого,уязвленного — это Пушкин времен южной ссылки и последовавшеговскоре изгнания в Михайловское, его родовое имение, после чего быловозвращение, светская, открытая и вместе с тем поднадзорная жизнь,писательская и издательская деятельность, финансовые неурядицы.Пушкин поздний, не порывистый и искрометный, а желчный, угрюмый,разочарованный, порой усталый и подавленный — таким он казалсянезадолго до дуэли и трагической гибели.Рядом с образом поэта — образы людей, близких ему, близкихк нему и влиявших на его помыслы и поступки: родственники и со -братья по перу, лицейские друзья и недруги, крымские и кавказскиезнакомые, петербургские покровители и злопыхатели, члены импера-торской семьи, женщины любимые, женщины влюбленные.Свидетельства современников о Пушкине противоречивы:большинство людей, окружавших его, считало поэта выскочкойи позером, эгоистом и честолюбцем, и лишь немногие старалисьпонять Александра Сергеевича, мотивы его поступков, движущиесилы настроений поэта, его стихотворения; единицы могли (и хоте-ли) оправдать Пушкина в его действиях. Ибо существует извечноенесоответствие понятий и представлений о поэтической личностисамой этой личности, ее масштабу и размаху, ее сущности и природепроявлений — несоответствие, ведущее к роковому разладу, проти-воречию, противостоянию: поэта и времени, поэта и общества, поэтаи власти, поэта и жизни.В своем повествовании о Пушкине Е. Криштоф выразила этов полной мере. Елена Георгиевна умела пристально всмотреться, вчи-таться в жизнь и судьбу поэта. По словам Криштоф, Пушкин давал ейсилы ощущать себя человеком, радоваться жизни в любых ее проявле-ниях и при любых обстоятельствах, через него она научилась пониматьи ценить людей; поэт был мерилом, которым определялось многое.«Для сердца нужно верить» — книга отражений, эмоциональноеволхование, художественное приближение, портрет не столько самогоПушкина, сколько его поэзии и судьбы.