Официальная версия сайта "Книжного Клуба Книговек"
 
Бесплатная доставка по всей России
 
Гарантия лучшей цены
 
Оплата наличными или банковским переводом
По сериям
По жанрам

Е. Дьяконова ДНЕВНИК

Готовится к печати
1 000
ф
800
ф
В корзину
Лот: 4-232753
Страниц: 864 с.
Формат: 125 x 200; переплет, офсетная бумага
Описание:

Елизавета Дьяконова родилась 15 августа 1874 года в Нерехте
Костромской губернии в небогатой купеческой семье. С 11 лет она
вела дневник, первая запись в котором относится к маю 1886 года.
Начат был дневник в Нерехте, а продолжен в Ярославле, куда семья
перебралась после смерти отца. Чем наполнены эти ранние годы?
Течет жизнь домашняя, довольно невеселая, тянется жизнь гимнази-
ческая – «ученье, ученье, до бесконечности». Попадают в дневник и
мировые новости: крушение царского поезда в октябре 1888 года,
отставка Бисмарка, смерть Александра III. Сентиментальные записки
провинциальной девочки довольно быстро превращаются в дневник в
самом серьезном значении этого слова: это уже не наивные строчки, а
результат «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет». Лиза
размышляет о своем предназначении, о нежелании следовать прави-
лам и стандартам, которые навязывают семья и общество. В мае 1891
года она закончила гимназию и, мечтая о продолжении образования,
вопреки воли матери, поступила на высшие женские Бестужевские
курсы в Санкт-Петербурге. Новые впечатления, новый опыт, перелом
в судьбе, счастливейший и почти невероятный: «...я – свободна? и я
могу ехать куда хочу, делать – что хочу, поступать – как хочу, и меня
уже более не связывают эти цепи рабства... Ведь это – правда? Я –
учусь... Я – на курсах...» Жизнь Лизы заиграла новыми красками: сту-
денческие праздники и митинги, политические и религиозно-философ-
ские кружки, кабинеты газетных и журнальных редакций, знакомство с
писателем В. Короленко, публицистом М. Меньшиковым, обществен-
ным деятелем Н. Неплюевым… Она запоем читает – стихи и прозу,
беллетристику и трактаты, по-русски и по-французски. То и дело на
ее дневниковых страницах появляются фамилии и строки Пушкина,
Лермонтова, Грибоедова, Тургенева, Жуковского, Тютчева, Некрасова,
Фета, Шекспира, Монтескье, Руссо, мадам де Сталь, Гёте, Шиллера,
Байрона, Стендаля, Гюго, Мопассана, Золя, Франса... Главное же для
нее имя в литературе – Лев Толстой, которого она боготворит, иногда
оспаривает, но внутренний диалог с которым ведет всю жизнь.
В конце 1900 года Елизавета отправилась в Париж, поступив на юри-
дический факультет Сорбонны. В это время она безнадежно влюбилась
в своего психиатра, который лечил ее от головных болей и быстрой
утомляемости. Однако, несмотря на постоянные недомогания, девушка
строила большие планы на будущее: она хотела стать писательницей и
активисткой женского движения, которое зародилось в России по при-
меру Англии и Франции. Но судьба распорядилась иначе…
Летом 1902 года Дьяконова поехала на каникулы в Россию, соби-
раясь в «милой Нерехте» подготовиться к экзаменам за второй курс.
По дороге она завернула в Тироль, где в это время отдыхали ее род-
ственники. Здесь, в живописных окрестностях озера Ахензее, и прои-
зошла трагедия. Девушка одна пошла в горы в ненастную погоду и не
вернулась. Ее безуспешно искали целый месяц, а когда обнаружили
бездыханное тело, обстоятельства смерти вызвали огромное количе-
ство домыслов… «Лиза, кажется, покончила самоубийством, – писала
ее сестра Надежда Дьяконова. – Нашли ее у ручья раздетую, платье
перевязано пажем. Она бросилась с одного из уступов, но неудач-
но, переломила обе ноги, страдания, вероятно, были ужасные… Но
можно предполагать и другое, – что она от ужаса и голода сошла с
ума, разделась и бросилась… Все очень странно…» Брат Елизаветы,
Александр Дьяконов, напротив, горячо отрицал самоубийство сестры,
рисуя картину несчастного случая. Ответы на многочисленные вопросы
родственники пытались найти в дневнике девушки, начинавшемся сло-
вами: «Я не хотела бы умереть, не оставив после себя никакого следа
на земле; это желание безумно с моей стороны, но что же делать, я
пишу правду»…
Предельно искренний, дневник Лизы был признан ярким литера-
турным произведением: короткая жизнь девушки, описанная ею самой,
заслужила внимание читателей и критиков. «Покойная Елизавета
Дьяконова задалась тою же целью, что и Мария Башкирцева, написать
«дневник», который послужил бы «фотографиею женщины», – отме-
чалось в «Петербургской газете», – <…> Дьяконова верна правде и
реальна до последнего штриха».
Впервые за долгие годы дневник издается полностью.