Официальная версия сайта "Книжного Клуба Книговек"
 
Бесплатная доставка по всей России
 
Гарантия лучшей цены
 
Оплата наличными или банковским переводом
По сериям
По жанрам

А. Островский ИЗБРАННОЕ: В 2 томах (Большая школьная библиотека)

Готовится к печати
1 500
ф
1 200
ф
В корзину
Лот: 1-237635
Страниц: Т. 1. Свои люди – сочтемся; Не в свои сани не садись; Бедность не порок; Доходное место; Гроза; На всякого мудреца довольно простоты; Приложения. – 464 с. Т. 2. Лес; Снегурочка; Бесприданница; Волки и овцы; Приложения. – 464 с.
Формат: 163 х 212; переплет, офсетная бумага
Описание:

Мысль о значении Александра Николаевича Островского в истории
русской культуры точно сформулировал Иван Гончаров: «Литературе Вы
принесли в дар целую библиотеку художественных произведений, для
сцены создали свой особый мир. Вы один достроили здание, в осно-
вание которого положили краеугольные камни Фонвизин, Грибоедов,
Гоголь. Но только после Вас мы, русские, можем с гордостью сказать:
«У нас есть свой русский, национальный театр». Он, по справедливости,
должен называться: “Театр Островского”».
Первая из опубликованных пьес писателя – социально-бытовая
комедия «Свои люди – сочтемся» – произвела сильное впечатление на
читающую публику. В ней в полной мере раскрылось языковое богат-
ство народной речи, определившее неповторимый облик каждого
персонажа. История купца Самсона Силыча Большова, решившего
обмануть своих кредиторов и объявить себя банкротом, а в результате
оказавшегося обманутым и отправленным в долговую тюрьму бессо-
вестной дочерью Липочкой и ее мужем, приказчиком Подхалюзиным,
сделала Островского знаменитым, но в то же время сильно осложни-
ла ему жизнь. Пьеса была запрещена к постановке, а сам драматург
отдан под надзор полиции: его обвинили в неблагонадежности, так
как характеры героев его комедии показались властям клеветой на
российскую действительность. А писатель с самого начала творческого
пути стремился к нарицательности своих персонажей. «Мне хотелось, –
писал он, – чтоб именем Подхалюзина публика клеймила порок точно
так же, как клеймит она именем Гарпагона, Тартюфа, Недоросля,
Хлестакова и других».
Под острым пером Островского оказывались провинциальные
чиновники – взяточники и купцы-обманщики, помещики, запутавшиеся
в долгах и пытающиеся поправить свое положение при помощи удач-
ной женитьбы, легкомысленные повесы, ищущие любовных приклю-
чений, глупые красотки – купеческие дочери и дворяночки из заштат-
ных усадеб, вполне тонко чувствующие при этом свою выгоду. Таковы
Вышневский, Юсов и Белогубов из «Доходного места», для которых
взяточничество и обман считаются чем-то само собой разумеющим-
ся; Егор Глумов из комедии «На всякого мудреца довольно простоты»,
который ради высокого положения в обществе не чурается ни клеветы,
ни подкупа, ловко льстит и лицемерит, умело пользуется слабостями
своих покровителей и располагает к себе и консерватора, и либерала,
и светскую львицу, и совсем юную особу; героиня пьесы «Лес» поме-
щица Гурмыжская, которая по своей воле вершит судьбы зависящих
от нее людей… Казалось бы, действие этих произведений относится
к далекому прошлому. Но как же узнаваемы их сюжеты и персонажи!
Давно стали нарицательными и женские образы из знамени-
тых пьес Островского: Катерина из «Грозы» и Лариса Огудалова из
«Бесприданницы». Два пылких сердца. Две пронзительные истории
любви. Две разбитые жизни. И две попытки вырваться из замкнутого
круга. Во времена Островского «Гроза» произвела эффект разорвав-
шейся бомбы, не случайно критик Добролюбов назвал ее героиню
«лучом света в темном царстве».
«Драматург не выдумывает сюжетов, – отмечал Александр
Островский. – Все наши сюжеты заимствованы. Их дает жизнь».