Официальная версия сайта "Книжного Клуба Книговек"
 
Бесплатная доставка по всей России
 
Гарантия лучшей цены
 
Оплата наличными или банковским переводом
По сериям
По жанрам

О. Елисеева ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ РУССКИХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ГЕРОЕВ. XVIII – первая треть XIX века

971
ф
В корзину
Лот: 6-152471
Страниц: 400 с.: ил.
Формат: 125 х 200; переплет, офсетная бумага
Описание:

«Наш рассказ о том времени, – поясняет автор книги «Повседневная
жизнь русских литературных героев», – когда, по удачному выражению
В. Набокова, русская литература «еще под стол пешком ходила». О периоде
зарождения классики. Предметом изучения станет повседневная жизнь
эпохи, опрокинутая в тексты. Каждый из авторов создавал свою реаль-
ность, лишь отталкиваясь от окружающего мира. С годами смыслы, внят-
ные современникам, утрачивались. Отчасти мы можем их восстановить.
Перед нами стоит сложная задача – рассказать о повседневной
жизни людей, которые вроде бы и не существовали. Вернее, существова-
ли только в авторском воображении. А потом и в воображении читателей.
Еще у некоторых героев имелись прототипы – реальные личности, кото-
рые стали прообразами или только поделились какой-то своей чертой
(внешностью, эпизодом биографии) с персонажами книги.
Важно помнить, что следы героев художественных произведений, отпе-
чатавшиеся на поверхности прошлого, могут быть глубже, чем у многих
реально живших людей из плоти и крови. Их обыденность – это обыден-
ность авторов, а также первых читателей, прототипов и целых поколений,
часто строивших коллизии своей судьбы, исходя из прочитанных текстов.
Здесь уместно одно существенное пояснение: повседневность – это
не платья, не веера и блюда и не манера придерживать подол, перешаги-
вая через лужи на мостовой. Но и платья, и веера, и кушанья, и мостовая
в том числе. Не просто быт и нравы, но быт и нравы тоже. Повседневность
очень близка к понятию культуры в самом широком смысле слова.
Если о «выпушках, погончиках, петличках» или о наряде под назва-
нием «тюрлюрлю атласный» можно найти немало ценного в энциклопе-
диях по моде, то воздух эпохи, логику поведения передать куда труднее.
В частности, поэтому герои иных исторических романов и фильмов,
одетые сообразно требованиям далеких веков, поступают так, словно
они наши современники. Безвозвратно уходят культура чужих эпох, их
традиции. Поймать прошлое за хвост и показать, какой своей стороной
оно отразилось в художественных произведениях, – наша задача.
Для ее решения мы остановились на нескольких, наиболее извест-
ных нашим современникам текстах конца XVIII – первой трети XIX
века – времени, когда и была завязана пуповина русской классики.
Сложился национальный литературный язык, и появились первые само-
стоятельные книги, хотя и перекликавшиеся с европейскими литера-
турными новинками, но уже перенесенные на родную почву. А затем –
и выросшие из нее самой.
Знакомые все лица
Подобное оказалось возможным уже у Д. И. Фонвизина в «Недоросле»,
где классический сюжет освобождения прекрасной невесты наложен на
такую густую, такую унавоженную крепостничеством обыденность русской
глубинки, что воспринимается как нечто совершенно «домашнее».
Почему трогательнейшая сентиментальная история «Бедной Лизы»
волновала души читателей, когда уже гремели залпы Французской
революции, – вопрос скорее психологический, чем литературовед-
ческий. Он напрямую затрагивает особенности повседневной жизни
эпохи, показывая степень усталости и желания современников отго-
родиться от пугающих реалий. А кроме того – взведенные до предела
нервы образованных русских, обостренную чувствительность людей
на пороге страшной полосы Наполеоновских войн.
Долгожданный мир, помимо радости, принес и горчайшее разоча-
рование. Героев вчерашних сражений стало так много, что в их героизм
не верилось. Кризис героизма, часто связанный в русской литературе
со служебной и личной неуспешностью авторов – до должности «вазир-
мухтара» А. С. Грибоедову было еще очень далеко, – нашел одно из
ярчайших воплощений в «Горе от ума». Помимо прочего, пьеса досто-
верно передает гендерные проблемы нового поколения дворян: дос-
тойных невест уводят вчерашние ничтожества, а ныне – благополучные
полковники и перспективные канцеляристы. Блестяще же образован-
ному отпрыску старинного семейства некуда податься: служить тошно,
жениться – денег нет. Это тоже реалии эпохи, и тоже ее повседневность.
Таким образом, изучение повседневности, не вторгаясь в сферу
собственно литературоведения, способно подарить много неожидан-
ных сведений как об эпохе, так и о книгах, сделавших ее знаменитой».
По ходу проведенного Ольгой Елисеевой увлекательного рас-
следования перед взором читателя возникает удивительный мир, в
котором находится место как для политиков и государственных дея-
телей различных эпох – от Петра Панина и Екатерины Великой до
А. Х. Бенкендорфа и императора Николая Первого, так и для героев
знакомых всем с детства произведений: фонвизинского «Недоросля» и
Бедной Лизы, Чацкого и Софьи, Молчалина и Скалозуба, Дубровского и
Троекурова, Татьяны Лариной и персонажей гоголевского «Ревизора».